Русский Дом MK — действительный член Уральской палаты недвижимости.

25 лет успешной работы

КВАРТИРА ЭДЖЕГУЛЬ

Орлова Светлана Александровна

Орлова Светлана Александровна

Куратор по работе с партнерами. Администратор

Контакты:

+7-961- 773-4375


Звонок раздался какой-то пронзительный, режущий. Или показалось просто. Почему-то не хотелось брать трубку, на экране сверкнул знакомый контакт: «Эджегуль? Зачем звонит?». О нет! Когда звонила Эджегуль – моя бывшая клиентка, а беспокоить она меня могла, когда ей взбредет: в 7 утра, в полночь и даже однажды накануне сделки с ней случился очередной невротический приступ – в 5 утра, меня невольно передергивало. «Вы мой риэлтор, вы должны, обязаны… меня выслушать…» - причитала она монотонно, будто читала суры или вводила в транс. Ну конечно, я должна. Должна выслушивать одно и то же по 30-40 минут, и в ответ вторить одно и то же, чтоб не беспокоилась, не переживала, что все пройдет как по маслу, что все под контролем, каждый этап сделки расписан по минутам и даже по теории вероятности шанс провала, неудачи, злого рока и чего там еще равен нулю. И т.д., и т.п. Тогда это безмерно мне надоело. Я устала от нее. Очень! Эджегуль как энергетический вампир выжила из меня все мое ангельское терпение, закаленное чувство такта несмотря ни на какие экстремальные «но»… Профессиональные фишки беспомощно лопались мыльными пузырями.

 Коллеги сочувственно пожимали мое дрожащее – от нервов наверное – плечо: «Ты помни главное, что это только до получения на руки свидетельства (о государственной регистрации права – прим. авт.)! Давай, держись! Получишь комиссионные и прощай!». Да-да, все проходит и это прошло. Закончились, наконец, наши бесконечные просмотры. Тогда был зафиксирован рекорд в моей уже обширной многолетней агентской практике – мы посмотрели 38 квартир! И две еще – повторно. И он, кстати, до сих пор не побит! Изъездили ни одну сотню литров бензина на моем авто, два раза в очередную уральскую непогоду с липким снегом с дождем чуть не попали в аварии, потому что Эджегуль как обычно что-то заунывно причитала в мое водительское ухо. А потом, когда объект был выбран, клиентка налегла ни на шутку – звонила ежедневно  с периодичностью один раз в три часа: «А зачем банку отчет о рыночной стоимости квартиры?», «Этот ваш банк точно надежный, вы проверяли?» (речь шла об одном из самых крупных федеральных кредитных учреждений – прим.авт.), «Вы уже свозили продавца в наркодиспансер за справкой?», «Я звонила вам, а вы не ответили (читайте – как вы могли не ответить!)»… Я постоянно  отчитывалась-оправдывалась, регулярно напоминая, что она у меня не одна, есть и другие клиенты, и другие квартиры, и в полночь, в конце концов, я имею право спать и не отвечать на звонки! Это не помогало…

И вот она звонит. Прошло три года. Она звонит. Кажется это уже десятый дозвон. Ну да, это ее никогда не останавливало. Это же Эджегуль! Черт возьми! Мертвого поднимет. От ее знакомых, которые позже тоже стали моими клиентами, я узнала, что свою, рассчитанную на десять лет ипотеку, она уже выплатила…

В многочасовых разговорах Эджегуль однажды поведала мне о своей тяжелой женской доле: приехала из солнечного Узбекистана 20-летней девчонкой. За плечами аттестат об окончании школы и суровое мусульманское воспитание. Ни кола, ни двора. Везде и всюду одна. Впроголодь, абы как… Каким-то чудесным образом пристроилась на свердловскую швейную фабрику, от нее же дали комнату, которую женщина в нулевых приватизировала. (Комнату я тоже ей продавала. – Прим. авт.). Когда фабрика закрылась, швеи искали пристанища своим трудовым навыкам, где только придется. Кто-то ушел в подполье – организовывал швейный цех на дому, кто-то – на пошив модных тогда авточехлов, спецодежды, повседневного трикотажа и «марочных» платьев... Эджегуль сменила ни одно ООО и ИП, пока не нашла более менее стабильный доход. Привычка экономить осталась. Замуж к своим 43 годам так и не собралась, детей не родила. Все работала и копила, копила и работала. Время, по ее личному мнению, на создание своего семейного гнезда ушло. Она спала и видела себя в просторной новостройке. За более чем двадцать лет проживания узбечка накопила приличную сумму. Молодец, конечно! «Все эти годы не только коплю, я еще помогала и помогаю своим родителям, - говорила она тогда мне, - сижу почти на хлебе и воде, хожу в рваных ботинках, не езжу ни в какие отпуска ни на какое море». И все с каким-то укором она это тараторила: вроде, вы, русские, такие ленивые, ничего не можете, кроме как тратить и брать кредиты… Я слушала, я была для нее «свободными ушами». Ну да, это же побочная функция любого риэлтора.  

И вот накоплен первоначальный капитал, есть сумма от продажи комнаты, одобрен первый и, видимо, последний в ее жизни кредит на покупку квартиры ее мечты. Подобрана квартира. Куплена. По словам знакомых, отремонтирована не до конца, но все же. Не все сразу. Еще успеет. Это же Эджегуль! Она ипотеку за три года выплатила! Еще не то сможет!

Звонит. Может, желает меняться на большую квартиру, или набрала мой номер по ошибке, тогда почему не сбрасывает, прокручиваю в голове причины. На часах дипломатические семь вечера, вторник. Решаюсь и отвечаю:

- Здравствуйте Эджегуль.

Молчание.

- Алло! Эджегуль, слышите меня? Алло!

- Здравствуйте, Светлана.

Ее голос не изменился, но как будто другой. Интонация другая, дошло до меня. Она же все как будто куда-то спешила, говорила быстро, а тут медленно, нараспев что ли.

- Я хотела узнать, как ваши дела, как сын?

- Сын? – неловкая пауза, я сразу даже не нашлась, что сказать. - Миша ходит в третий класс, в музыкалку еще, сольфеджио у нас очень хорошо, - осторожно начала я.

Вообще ничего не понимаю. Мне было так удивительно, что Эджегуль со мной вдруг о моей жизни решила побеседовать, а не о своей тяжелой женской доле в рваных ботинках, не о жилье, как обычно. Чего это она? Что с ней?!

На самом деле, у меня остались теплые дружеские отношения со многими моими бывшими клиентами. Если не созваниваюсь, то хотя бы смс с поздравлениями на государственные праздники пишу. И получаю такие же в ответ. Почему нет? Людям приятно, мне – тоже. С Эджегуль, к слову, так не получилось. И в режиме «между нами девочками» мы никогда не общались. Когда наша совместная работа закончилась, у меня вообще как заноза засела мысль включить ее в черный список. Да, даже так… И тут на тебе – вопросы про мою семью.

- А вы как? – спросила.

- А у меня, Света, рак.

- …

- Все, Света. Ничего уже не сделать. Знаете, жалею, что докучала вам тогда своими бесконечными переговорами. Как вспомню, думаю – как вы это все вытерпели? Извиниться хочу.

- Как же так?! Слышала, вы ипотеку досрочно погасили, квартиру отремонтировали! Вы такая молодец! Я вас всем в пример ставлю…

-   Знаете, лучше бы я ребенка родила и на море съездила… Кому эта моя квартира с ремонтом?! Родители умерли. Племянникам? Уже сбежались, ждут, когда я коньки отброшу. Паразиты!

Мы еще поговорили. Опять обо мне. И больше она не звонила. Я ей – тоже. Ее знакомые, мои бывшие клиенты, говорят, что после очередной «химии» как будто пошла на поправку. Я продолжаю приводить Эджегуль в пример, только теперь в диаметрально противоположном ракурсе. Прямо так своим клиентам и говорю: уважаемые, не надо надрываться и выворачиваться наизнанку в погоне «во что бы то ни стало» накопить денег на взнос, на досрочные платежи по ипотеке! Живите, испытывайте положительные эмоции, заводите семьи, следите за своим здоровьем! Иначе зачем и кому эта ваша недвижимость, возможно с таким трудом доставшаяся, нужна?!..    

От ред.: Имена по просьбе автора изменены.

 

 

23 марта 2016